Книги, що зігрівають серця

Микола Хвильовий «Повість про саніторійну зону»

«А людина — людиною, це — філософія сіренького дня: навіть великий біль стихає, коли підходить маленький, але ближче. Це філософія світової «кобилки»: навіть геній, коли його вкусить несподівано блоха, враз забуває світові проблеми й думає тільки про маленьку блоху».
Микола Хвильовий «Повість про саніторійну зону»
 
Цитується за виданням: Хвильовий М. Г. Новели, оповідання «Повість про санаторійну зону». «Вальдшнепи». Роман. Поетичні твори. Памфлети / Микола Хвильовий. — Київ : Наук. думка, 1995. — С. 543. — (Б-ка української літератури. Новітня українська література).
 

Видання Миколи Хвильового з фонду бібліотеки


Светлана Алексиевич «У войны не женское лицо…»

«Все, что мы знаем о женщине, лучше всего вмещается в слово «милосердие». Есть и другие слова — сестра, жена, друг и самое высокое — мать. Но разве не присутствует в их содержании и милосердие как суть, как назначение, как конечный смысл? Женщина дает жизнь, женщина оберегает жизнь, женщина и жизнь — синонимы».
 
Светлана Алексиевич «У войны не женское лицо…»

Цитируется по изданию:

Алексиевич С. А. У войны не женское лицо... / Светлана Алексиевич ; [авт. предисл. А. Адамович ; худож. В. П. Мастеров]. — Минск : Мастацкая лит., 1985. — С. 56.
 

Василь Симоненко «Ти знаєш, що ти — людина»

Ти знаєш, що ти — людина
Ти знаєш про це чи ні?
Усмішка твоя — єдина,
Мука твоя — єдина,
Очі твої — одні.
Більше тебе не буде.
Завтра на цій землі
Інші ходитимуть люди,
Інші кохатимуть люди —
Добрі, ласкаві й злі.
Сьогодні усе для тебе —
Озера, гаї, степи.
І жити спішити треба,
Кохати спішити треба —
Гляди ж не проспи!
 
                  Василь Симоненко «Ти знаєш, що ти — людина»
Цитується за виданням: 
Симоненко В. Берег чекань / Василь Симоненко. — Київ : Наук. думка, 2001. — C. 76.
                                        

Джон Бойтон Пристли «Они пришли к городу»

«Нам скажут, что человеческую натуру нельзя переделать. Это один из старейших предлогов, для того чтобы смотреть на все сложа руки. И это неправда. Человек меняется вот уж сколько тысячелетий. Но есть одно неизменное, чего нельзя ни убить в человеке снарядами и пулями, ни выколотить дубиной, ни выжечь каленым железом, — это вечное стремление и надежда переделать мир так, чтобы в нем жилось лучше. И на всем земном шаре, где только есть люди, эта надежда в них все крепнет. От нее светлеют лица, от нее голоса звучат громче и увереннее. Не всякий мужчина, не всякая женщина хотят верить в это светлое будущее, трудиться во имя него, жить ради него и, если понадобится, умереть за него. Но один человек здесь, другой — там, несколько — на одной улице, чуть больше — на другой, и смотришь — нас уже миллионы, нас громадные армии, которые могут построить десять тысяч новых городов».

Джон Бойтон Пристли «Они пришли к городу»

Цитируется по изданию: Пристли Д. Б. Избранное : в 2 т. Т. 1. Опасный поворот ; Ракитовая аллея ; Время и семья Конвей ; Таинственное происшествие в отеле «Гринфингерс» ; Когда мы женаты ; Они пришли к городу ; «Золотое руно» / Джон Бойнтон Пристли ; [авт. послесл., авт. коммент. В. Ворсобин ; пер. с англ.: В. Метальников [и др.] ; худож. О. Л. Лозовская]. — Москва : Искусство, 1987. — С. 541.

Издания Джона Бойтона Пристли в фонде библиотеки


Габриэль Гарсия Маркес «Сто лет одиночества»

«…одиночество привело в порядок ее воспоминания — сожгло свалявшиеся груды разного наводящего тоску мусора, накопленного жизнью в ее сердце, очистило, возвеличило и сделало бессмертными другие, горчайшие воспоминания».

Габриэль Гарсия Маркес «Сто лет одиночества»

Цитируется по изданию: Гарсиа Маркес Г. Полковнику никто не пишет : повесть ; Сто лет одиночества : роман : пер. с исп. / Габриэль Гарсиа Маркес ; [пер.: Ю. Ванников, Н. Бутырина, В. Столбов ; авт. послесл. В. Столбов ; худож. Г. Клодт]. — Москва : Худож. лит., 1989. — С. 244.

Издания Габриэля Гарсия Маркеса в фонде библиотеки


Франсуаза Саган «Ангел-хранитель»

«Тому, кто любит жизнь, никогда не хватит слов, чтоб ее описать. Красота дня, очарование ночи. Головокружение от вина и чувственных наслаждений. Скрипки нежности, азарт работы, здоровье. Немыслимое счастье проснуться утром, имея впереди целый день, огромный день, полный радостей и забот. И можно упиваться им, пока сон, подобно смерти, не скует тебя неподвижностью до следующего утра. Никогда я не найду слов, чтобы отблагодарить небеса, или Бога, или мою мать за то, что я явилась в этот мир, где все для меня…»

Франсуаза Саган «Ангел-хранитель»

Цитируется по изданию: Саган Ф. Ангел-хранитель : романы, эссе / Франсуаза Саган ; пер. с фр.: Ю. Яхнина [и др.]. — Москва : Эксмо, 2005. — С. 522. — (Зарубежная классика). 

Майн Рид «Квартеронка»

«В жизни много романтического — это не иллюзия. Романтика живет не в светских гостиных с их нелепыми обычаями и глупыми церемониями; она не носит блестящих мундиров и сторонится безвкусных придворных празднеств. Звезды, ордена и титулы ей чужды. Пурпур и позолота убивают ее.
         Романтику надо искать в других местах — среди великой и могучей природы, хотя и не только там. Ее можно найти среди полей и дубрав, среди скал и озер, так же как и на людных улицах больших городов. Ибо родина ее в человеческих сердцах — сердцах, которые охвачены высокими стремлениями и бьются в груди у людей, жаждущих Свободы и Любви».

Майн Рид «Квартеронка»

Цитируется по изданию: Рид Т. М. Квартеронка ; Морской волчонок : романы : [пер. с англ.] / Майн Рид ; [худож. В. А. Лебедев]. — Ленинград : Лениздат, 1990. — С. 13. — (Отвага, умение, честь).

Издания Майн Рида в фонде библиотеки 


Александр Беляев «Голова профессора Доуэля»

«…вы лжёте во имя приличия — раз, вы лжёте во имя самосохранения — два. Если продолжать этот разговор, боюсь, что у меня не хватит пальцев. Вы лжёте ещё из жалости. <...> Вы лгали профессору Керну во имя поруганной справедливости и желая наказать порок. Вы лгали во имя правды. Горький парадокс! И если подсчитать, то окажется, что ваша правда всё время питалась ложью».
Александр Беляев «Голова профессора Доуэля»
 
Цитируется по изданию: Беляев А. Р. Избранные произведения / Александр Беляев ; [сост., авт. предисл., авт. примеч. М. Соколова ; худож. С. Ермолов]. — Москва : Правда, 1989. — С. 127.
 
 

Василь Стус «Миттєве й вічне — то одно і те ж…»

Миттєве й вічне — то одно і те ж.
Коли ти весь, неначе кулька болю,
ані пережидаєш цю недолю,
ані до себе смерти не зовеш.
Як на твоїх очах твоя планета
подаленіла й зникла на очах!
Як наростає біль! В тобі, поете,
усе живе проллялося в рядках,
де ні оскарження нема, ні болю.
Бо, тратячи, своїх доходиш меж,
ані пережидаєш цю недолю,
ані до себе трудну не зовеш.
Василь Стус «Миттєве й вічне то одно і те ж…»
Цитується за виданням: Стус. В. Час творчості. Dichtenszeit / Василь Стус ; [упоряд., авт. передм. Д. Стус]. — Київ : Дніпро, 2005. — 704 с. — (Б-ка Шевченківського комітету). — C. 212. 

 


Харуки Мураками «Мой любимый sputnik»

 «… мир в книгах — гораздо более живой, похожий на подлинную жизнь, чем настоящий мир вокруг меня. Передо мной представали такие картины, которых я в жизни не видел. Книги и музыка стали моими главными друзьями. В школе у меня было несколько приятелей, но такого, кому было бы можно раскрыть душу, я не встретил. А с теми друзьями — что? С ними я виделся каждый день в школе, болтал ни о чем, в футбол играл. Когда же мне было трудно, я ни к кому ни за какими советами не обращался. Сам думал, сам решение принимал, сам действовал. Какой-то особой печали от этого я не чувствовал. Мне казалось, что так и должно быть. Ведь в конце концов человеку ничего не остается — только справляться с этой жизнью в одиночку».

Харуки  Мураками «Мой любимый sputnik»

Цитируется по изданию: Мураками Х. Мой любимый sputnik : [роман] / Харуки Мураками ; [пер. с яп. Н. Куникова ; худож. А. Рыбаков]. — Москва : Эксмо, 2004. — С. 251–252.

Японская литература в фонде библиотеки


Сторінки